Воспитание. Воспитательный процесс. Два этапа.

1. Вы не знаете, как надо. Вас научают.
2. Вы открываете, что вас научили неправильно или кое в чем неправильно. И вам приходится понимать и научаться самому. Это тоже этап воспитания - этап отрицания воспитания или ухода от воспитания, преодоления воспитания.
В социологии это совпадает с теорией двух (первичной и вторичной) социализаций.

Юристы и аналитики.

Интересный феномен - диссонанс юридического и политико-аналитического мышления. Я бы даже сказал, что аналитического мышления в принципе, да не обидит это никого из тех юристов, кто хорошо ко мне относится и кто прочтет эту запись.
У юристов все очень просто: "Были основания? Да или нет?" "Законно ли то или иное действие? Да или нет?" Если все законно, то говорить не о чем.
Например, известный вопрос о феномене избирательности правоприменения и причинах этой избирательности – за пределами юридической картины мира. Равно как известная шутка про "друзьям все, а врагам закон" для юристов вообще не повод для рефлексии, если закон для врагов применяется действительно "законно". Аналитические вопросы причинах того, что закон вдруг начал применяться, тогда как до этого доминировали исключительно неформальные правила - за пределами юридической картины мира. И это хороший пример того, чем юридическая картина мира отличается от политико-аналитической, ибо в рамках второй вопрос о причинах неожиданного применения закона и о причинах применения его именно к конкретному субъекту на порядок важнее вопроса о виновности или невиновности последнего.
В строгой, стройной и односторонней юридической картине есть два слабых момента. То есть в ней должно быть "все в порядке" (на это она претендует), но в ней минимум два беспорядка.
1. Юридический ригоризм разрушается указанием на двойные стандарты. Почему по закону осужден конкретный субъект, а не все или хотя бы не какая-то часть от тех, кто тоже должен быть осужден по закону? Отбивается этот выпад примерно так: "Потому что этот попался".
2. Декларируемая безальтернативность юридической картины мира подрывается самим юридическим мастерством, которое позволяет доказать невиновность виновного и виновность невиновного (чему примеров несть числа и о чем гласит знаменитая русская поговорка про «закон, что дышло).

Некоторые характеристики "новых политиков".

Сетевое происхождение - задумались о политической деятельности и вообще сформировались в интернете, в сетях.
"Проектный" характер деятельности - идеологий и стратегического планирования (игры в долгую) в общем-то нет.
Добротный мастерский риторизм, жесткий юмор - приятно слушать, словно грубоватого конферансье на эстраде.

У нас в деревне так пока не говорят.

Крутое слово, модное сейчас - фичер.
А.Р. разъясняет: "Неформальная статья, написанная, как правило, от третьего лица в русле модной сейчас "объяснительной журналистики" (explanatory journalism). На той же медузе раздел со статьями - feature. C 2014 модной стала. Главный пример, даже целый сайт, - vox.com . Вот немного на лукэтми писали об этом тренде. Он и сейчас себя не изжил".

Американский язык.

(цит.) "28 февраля 1857 года во Второе отделение Главного управления Восточной Сибири зашел человек, имени и фамилии которого история, к сожалению, не сохранила. Он по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири готовил записку "по предмету распространения американского языка между лицами, имеющими торговлю через Амур". Речь шла о русско-американской торговой компании.
О чем же писал автор?
"С развитием торговли по Амуру торговые сношения наши преимущественно должны быть с Америкой. При этих отношениях необходимы, конечно, знания прежде всего языка американцев, тем более, что они не только весьма мало знакомы с русским языком, но и общеупотребительный французский язык не многие из них знают".
Одной из главных забот в торговых отношениях с Америкой через Амур, утверждал автор, должно быть "приискание или приготовление людей, знающих американский язык, и даже распространение здесь этого языка..."".
http://irkipedia.ru/node/5651/talk
Непростой он, наверное - американский язык.

История с действительностью.

Если ты не хочешь быть «вне» действительности, но и не хочешь в ней участвовать, не хочешь в нее врастать, можно выбрать между двух вариантов «участия без интеграции» или «изоляции без дистанцирования». На такого рода отношении к «действительности» можно зашибать деньгу (политтехнологии – из этой серии), либо заниматься исследованиями этой самой «действительности».
Это напоминает «историю с философией». Когда ты понимаешь, что истина либо не достижима, либо ее не существует вовсе, когда вопрос «что есть истина?» перестает тебя интересовать в принципе - в силу невозможности получения на него ответа – ты можешь вполне сохранять любопытство к тому, как устроены риторические игры вокруг истины. И на этих играх ты можешь зарабатывать (по примеру софистов), либо исследовать их – по примеру я уж не знаю кого…

Героизм власти.

С человеком, который был во власти до предыдущей власти и вернулся во власть при нынешней власти, вышел интересный разговор.
Он - слегка романтик. Много говорил о разных моделях "инновационной власти". Что вот когда-нибудь создадут честные возможности для гражданского интерактива с властями - граждане будут по интернету голосовать через пароли, привязанные к паспортам. Власть будет сначала добиваться одобрения каждого нюанса своих решений и только потом эти решения принимать.
Отреагировал как консерватор. Исчезнет, говорю, героизм власти. Героизм власти в том, чтобы принимать решения, которые люди не примут никогда. Из-за страха или неразумия. Не примут - за них примет власть - но люди поймут и одобрят их уже потом. Когда дойдет. Так и сказал: "героизм власти".
А какая власть без "героизма"? На фиг она нужна - неприкольная такая.

"Взмывает в вечность за моим за окном непокоренная страна...".

Ну, наверное, общество наше надо как-то учить, воспитывать до... свободы. Высокого уровня свободы.
Но проблема в том, что граждане наши, не будучи свободными, слегка забежали вперед в своем развитии к свободе. Они уже пристрастились к одному качеству свободных людей. Они не любят, когда их воспитывают, "учат жизни". И вообще, когда держат за идиотов, что в общем-то одно и тоже с воспитанием и "научением жизни". В критически-безвыходных ситуациях (как в 1990-е) они могут прикинуться, хитро сделать вид, что учатся. Но при первом же удобном случае отсыпят кнопок под задницу самому прекрасному педагогу.
Все ищут национальную идею, а она есть, по крайней мере описать ее можно: идея непослушания, "мы сами по себе", "мы себе на уме"... Можно, конечно, красиво заявлять, что "наша национальная идея - суверенитет", но можно и так, по-простому: непослушание, себе на уме, пошли все на фиг...
Наша национальная идея выковывалась в нас в процедурах курения в школьных туалетах и закалялась фильмами на тему "разведчик в тылу врага".

История и самопознание.

NN: «Мы сделаны историей, но не равны ей. Как машина «сделана» из проекта, железа, пробега, ДТП, в которых побывала… Сделана, но не равна. Все, что перечислено, как-то «объясняет» машину, но она все-таки не равна этому всему. Так и общество с историей. История многое объясняет в обществе, но общество не тождественно истории.
История принципиально важна для самопознания. Да-да, того самого самопознания. Чтобы понимать себя и окружающих надо что-то знать из истории. Познание истории – элемент того самого самопознания, которое необходимо для адекватности, для срывания внутренних покровов, для освобождения от пресловутого «вы думаете, что это думаете вы, а на самом деле это не вы думаете»…».

Слабые и сильные.

NN: «Общественно-политическому диалогу очень сильно мешает то обстоятельство, что все-таки на одной из сторон находится пропагандистская машина государственного телевидения. И если отдельные открытые к диалогу люди с этой стороны готовы признавать это, стараются делать скидки на то, что они, благодаря этой машине находятся в более сильной позиции, то с другой стороны не иссякает обида, связанная с этим обстоятельством, растет поток претензий, и диалога не получается. Интересно, что не получается по вине слабой, а не сильной стороны, хотя по логике должно быть наоборот».